«Мама для Внутреннего Ребенка»: мысли о книге Н. Рейн

Если сказать четырьмя словами, то книга мне не понравилась. Но до конца я добралась и определенные размышления она вызвала. Их я и хочу здесь сохранить. Сама идея о том, что в каждом из нас есть мама для внутреннего ребенка интересна. Пожалуй, над ее поиском даже стоит поработать. Но помимо этого в книге есть несколько линий, которые наводят на размышления. Хотя подано все это слабовато.

Мама для внутреннего ребенка

Что дает психотерапия

По сути книга – это размышления юной девушки, которая проходит личную психотерапию, учится на психолога и делится этим с бумагой. Размыто, без четкой линии, хорошо прослеживается возраст в ее рассуждениях. В общем, не захватывает. Хотя, если произойдет точное перекликание с ее переживаниями, то может понравится.

Но первое, что я отметила, — это ее описание плюсов психотерапии. Каждый приходит в нее зачем-то. Справиться с фобиями, повысить самооценку, восстановить отношения. Не важен запрос, важно желание улучшить свою жизнь. Автор называет это знакомством с мамой для внутреннего ребенка.

К этой достаточно личной области познания у большинства людей настолько специфичный подход, что им сложно объяснить, зачем она нужна. У нас же все люди смелые и сами могут разобраться в себе. Как бы…

Она дает очень простое и четкое описание: «Психотерапия — это путь, ступив на который однажды, уже невозможно ни остановиться, ни повернуть назад» (здесь и далее цитаты из книги «Как полюбить себя, или Мама для Внутреннего Ребенка» Наоми Рейн).

результаты психотерапии
Что дает человеку психотерапия

Она рассказывает о прочих плюсах, своем опыте и о размышлениях на этот счет. Но начав психотерапию уже не захочется жить так, как жил до нее.

Зачем нужна мама для внутреннего ребенка

По мнению автора в каждом из нас есть некие субличности, которые выходят на сцену в тот или иной период жизни или в разных ситуациях. Наверное, каждый называет их по-разному. Для кого-то это внутренние голоса, для кого-то образы знакомых людей. Многие из них даже не ощущаются и не воспринимаются. Они срабатывают на подсознании и приводят к тому, что мы подсознательно выдаем привычные реакции на различные ситуации. Мы действуем по шаблону, который заведен где-то в наших головах.

субличности и мама для внутреннего ребенка
Три главные субличности

Неуверенность, страхи, фобии – все это примеры таких реакций. Как и любимые дела, в которые погружаемся с головой, или умиротворение от созерцания любимой картины. И только мы можем выбрать, чего в нашей жизни будет больше. А для этого нужно просто познакомиться со всеми сторонами нашей личности. Не побоятся заглянуть на темную сторону и разрешить разгуляться яркому озорнику.

Мама для внутреннего ребенка – хорошая аллегория. Она символизирует любовь к себе, защиту себя, заботу о себе.

А параллельно с выращиванием такой важной фигуры происходит и знакомство с другими. Ребенок, угнетающий родитель, критик. У каждого будет свой набор. Часто негативные персонажи берут верх в определенных аспектах жизни и существенно портят ее. Задача человека – не просто избавиться от этого давления, а научиться жить в симбиозе с каждым из своих персонажей. Ведь все они могут стать полезными. Главное осознать их и разрешить действовать себе во благо.

Переживание сильных эмоций

Дети такие непосредственные и искренние. Их эмоции напрямую связаны с внешним фактором. Им хорошо – они смеются, плохо – плачут. При чем делают это с полной отдачей, заливаясь хохотом или рыдая навзрыд. А потом мы учимся, что проявлять свои эмоции плохо. Только вот почему? Потому что папам и мамам сложно их выносить? Больно смотреть, как малыш безутешно рыдает? Стыдно от того, что он шумно веселится в общественном месте? А не больно и не стыдно за то, что маленький человечек учится загонять свои переживания внутрь, прятать их и тихо переживать жгучую душевную боль в одиночестве? Ну, зато это никто не видит.

травма
Общая характеристика травмы

«В результате запретов на эмоции мы утрачиваем бесценный навык – проживать чувства полно и сразу, освобождаться от них. Тогда они мучают нас годами, переходя в депрессии, тоску, подавленность».

Умение переживать сильные эмоции – это то, что может сделать нашу жизнь качественно лучше. И здесь мама для внутреннего ребенка играет огромную роль. Ведь именно она разрешает нам испытывать чувства и выражать их.

«На подавление любых чувств, а особенно злости, уходит много ресурсов. Когда я смогла пустить их на другое – сама не поверила, сколько появилось энергии».

Для того, чтобы эмоция не причиняла боль, а тем более не нанесла тяжелую травму, нужно совсем немного:

  • Выплакать ее – плакать нужно именно о том, о чем действительно переживаешь;
  • Разделить чувства – признать, что тебе больно, обидно, что ты злишься или испугана;
  • Позволить чувства – тебе можно злиться, плакать, обижаться.

Лучше, если рядом будет кто-то, кто поможет пройти через эти 3 этапа. Но даже если никого рядом нет, мама для внутреннего ребенка отлично справится с задачей.

Нужно удалить сценарий, что говорить и плакать о своих болях – это плохо. «Меня безмерно удивляет, как просто и как сильно это действует: чувства бушуют внутри, но стоит о них сказать — тут же отпускают».

Главное, убрать критика и позволить все это пережить. Тот, кто сказал, что плакать плохо, просто не нашел в себе сил выдержать чьи-то слезы.

Детские травмы

О том, что каждый человек вырастает с определенными детским травмами, хорошо известно. Каждый из нас несет в себе что-то, с чем не всегда может побороться в одиночку. Для этого и нужен психотерапевт.

Но после прочтения книги меня волновала одна мысль. Вот мы растим ребенка. Стараемся его любить, оберегать, радовать. А он все равно может испытывать душевную боль. Независимо от наших стараний, он может ощущать, что мама его не любит. Просто мы любим его не так, как ему нужно, чтобы его любили.

И все.

Тяжелая мысль. И что с ней делать я пока не знаю.

Травмы младенцев

А еще меня очень задел раздел про младенческие травмы. Я давно ищу информацию по этому поводу, но ее достаточно мало. В этой книге тоже просто брошено несколько фраз. О том, о чем я и сама догадывалась. Но от этого не легче. И посыл к тому, что человеку с такой травмой нужно искать внутри себя маму для внутреннего ребенка не успокаивает. Или успокаивает? И нацеливает на то, что нужно помогать искать.

«Травмы, полученные в младенчестве, суровее и острее остальных, а чувства, вызываемые ими, могут переполнять и быть почти невосполнимыми. Детский опыт покинутости врезается в память психики, сочетаясь с ужасом смерти».

Цель мамы для внутреннего ребенка – помочь жить в удовольствие

Эту идею книги лучше всего передадут ее цитаты.

«Всю жизнь я жила функционально – успеть побольше сделать в короткой промежуток времени, все распланировать и рассчитать. Из-за этого спешила, часто была в стрессе. Но зачем? Зачем жить функционально? Раньше я не знала, что можно жить по-другому. Жить в удовольствие – вот чего мне хочется. … Опыт показывает, что я успешно решаю проблемы и задачи на своем пути. Значит, и дальше справлюсь. Думаю, можно уже расслабиться и радоваться тому, что есть. А еще – выполнять свои желания и задумки».

«Тяжелее всего живется тем детям, матери которых стремятся стать идеальными. У таких людей часто завышенные требования к себе. Но непонятно, как найти эту грань – не быть ни идеальной, ни слишком плохой. … думаю, что порой мы хотим быть идеальными родителями потому, что нас мучает вина, стыд и страх. … В чрезмерной опеке детей я иногда вижу желание их родителей дать таким образом любовь и заботу себе. … Психологи пишут, что любая мать – достаточно хорошая, если удовлетворяет потребности ребенка хотя бы на 30%. И достаточно давать ребенку то, что он сам захочет, быть доступной для него, а в остальном можно жить своей жизнью. … мы – достаточно хорошие матери. Даже лучше многих, ведь мы ходим на терапию, а значит – мы осознаннее».

«И когда кто-то рядом, кому нельзя, поражается, как это я такое делаю, и говорит мне: «Так нельзя же!», я отвечаю: «Мне – можно».

«И если в голове у меня возникает «Нельзя!», я делаю паузу и задумываюсь: а правда нельзя? А почему? Или все-таки можно?»

«Да, буду на обед мороженое, пирожное и желе. Люблю сладкое!» И при этом внутри я не стыжусь, не осуждаю себя, не ругаю, а принимаю и уверена, что имею на это полное право».

«Моей жизнью правят столько установок, взглядов, ценностей, услышанных от других, которым я, не проверив их и не удостоверившись, что действительно с ними согласна, просто поверила».

«На самом деле нам важно то, что мы выбирает делать сейчас». Не то, что мы считаем правильным. Не то, что мы о себе представляем. А то, что мы действительно делаем в эту самую минуту».